КОЛОРИСТ: ОСОБАЯ ПРОФЕССИЯ В RENAULT DESIGN

КОЛОРИСТ: ОСОБАЯ ПРОФЕССИЯ В RENAULT DESIGN


В среднем каждая модель Renault имеет семь оттенков, и на этапе их создания тщательно продумываются особенности: контраст, глубина металлического отлива и многое другое. Перед тем, как автомобиль в новом цвете поступит в продажу, все его характеристики оцениваются и утверждаются дизайн-командами при участии креативных экспертов и поставщиков.

При помощи оксидов алюминия, перламутра и базовых пигментов, которые образуют итоговый тон, я могу создать все, что угодно. Все цвета радуги. Рафаэль, колорист в Renault Design

 

РАДУГА ВДОХНОВЕНИЯ

Рафаэль пришел в Renault Design 21 год назад. Сначала он работал автомаляром, а потом стал специалистом по подбору цветовых решений. Все довольно просто — он создает тон, в который окрашиваются автомобили. У Рафаэля собственная лаборатория в Техноцентре, штаб-квартире Renault Design недалеко от Парижа, где он экспериментирует с разными пигментами, а также три покрасочных камеры для проверки новых сочетаний.

На деле колорист — это, в первую очередь, художник.

Сначала Рафаэль получает набор ориентиров от дизайнера по цветам и материалам, который определяет общую идею. «Мне говорят: нужен синий тон, который будет выглядеть светлее или темнее, в зависимости от автомобиля. И я начинаю работать», — рассказывает Рафаэль.

На этом этапе нужно ответить на несколько вопросов. Это ограниченная серия? Если да, цвет должен быть уникальным, ведь его жизнь будет коротка. Или речь идет о более продолжительном проекте? Для кузова какого типа он предназначен? Рафаэлю придется работать в жестких рамках, или ему дадут простор для творчества?

Колорист, в первую очередь, должен предлагать новые идеи, из которых дизайнер выберет подходящую для производства. Для этого нужно использовать точные методы, позволяющие добиться идеального баланса в каждом сочетании. «Иногда я получаю идеальный результат с первого раза», — говорит Рафаэль. В таком случае получить одобрение для нового цвета можно за один день. «Однако чаще всего процесс занимает много времени: мы постоянно общаемся с дизайнером, вносим коррективы, чтобы получить в итоге то, что нужно».

ЩЕПОТКА КРАСНОГО

Что этот алхимик цвета хранит в ящиках и на полках? Никаких зелий или заклинаний — только пигменты. Много пигментов.

«У меня есть базовые пигменты, которые применяются только в химической промышленности. Другие — используются в лакокрасочных цехах. Я смешиваю их, чтобы получить нужный результат», — отмечает специалист.

Раньше пигменты были органическими соединениями, однако сегодня мы используем синтетику — у нас огромное количество вариантов из США, Японии и даже Германии. Наряду с оксидами алюминия и перламутром пигменты являются базовыми ингредиентами при создании новых цветов.

Существует несколько семейств «красок»: однотонные, «металлик», перламутровые, трехслойные (однотонный цвет, перламутр и лак), а также цветные лаки.

«Это напоминает кулинарный рецепт… только вам не нужно пробовать готовый продукт на вкус. Сколько блеска добавить? Добрую горсть или совсем чуть-чуть? Какие цвета хорошо смешиваются друг с другом? Использовать оксиды алюминия или лак? Цель всегда одна — создать что-то новое и гармоничное».

Чтобы получить готовый цвет, обычно требуется от трех до восьми ингредиентов, однако все решает правильная дозировка. Иногда для этого приходится готовить десяток разных комбинаций. И не нужно даже говорить о том, что число возможных сочетаний практически бесконечно.

«В моей работе есть ограничения, — предупреждает Рафаэль. — Нужно создавать что-то интересное, но доступное. Нечто реализуемое, но в то же время легкое в повторении. Моя цель — цвет, который будет нравиться максимальному числу людей, однако нельзя забывать и о цене, которая остается ключевым фактором». 

Конечный продукт получается после добавления лака, чаще всего глянцевого. А с помощью смолы Рафаэль может менять финишную отделку от матовой до полуглянцевой. Среди последних оригинальных идей Рафаэля — Glass Flakes, ингредиент из стеклянного микробисера, который при добавлении в базовую смесь или лак отражает свет.

ВИЗУАЛЬНАЯ ПРИТЯГАТЕЛЬНОСТЬ: КЛЮЧ К УСПЕХУ

После подготовки набора пигментов и одобрения со стороны дизайнера по цветам и материалам Рафаэль переходит к технической фазе.

Ему требуется точно воспроизводить нужный оттенок каждый раз во время «первых прогонов». Рафаэль тесно работает с поставщиком, который отвечает за колеровку. Этот этап длится около восьми недель.

После этого краска наносится на изогнутую форму — довольно большой кусок листового металла, который по-разному отражает свет. Это позволяет получить представление, как будет выглядеть готовый продукт.

Для финальной проверки и получения одобрения от проектных команд Рафаэль наносит готовую краску на масштабную модель 1:1. Наконец, промышленные роботы воспроизводят этот цвет с помощью прецизионных процессов распыления под давлением.

«Я исследовал все цвета, от белого до черного, от красного до зеленого. В моей работе всегда нужно искать новые идеи и подходы. Это ключ к успеху. Также нужно все время находить новые пигменты. Что-то менять».

От момента создания цвета до его нанесения на первый автомобиль на конвейере может пройти до полутора лет. Однако на некоторые, такие как Fire Orange у Alpine, потребовалось в пять раз больше времени (восемь лет, если быть точными).

Чтобы увековечить свое творение, Рафаэль еще раз напрягает воображение и придумывает новому цвету название. Например, Zanzibar Blue, впервые появившийся на Arkana, — навевает мысли о путешествии: «Он напоминает о белом песке, воде и темно-синем небе над головой».

 

 


Honey Yellow на Scenic четвертого поколения/ Zanzibar Blue на Arkana.


Metallic Grey на концепт-каре TreZor Amethyst Black на Espace пятого поколения

ОТ ОРАНЖЕВОГО К PRESIDENTIAL BLUE

Некоторые цвета, придуманные Рафаэлем, стали культовыми. Они оказались символами своего времени, потому что были смелыми и инновационными.

«Когда я вижу на улице цвет, который мне нравится, я иногда думаю: а какие пигменты в них использовал наш конкурент? А еще это всегда дает мне свежие идеи и мысли по поводу оригинальных ингредиентов, которые помогут составить что-то необычное».

Так случилось с Orange Valencia, который использовался для Clio пятого поколения. Это первый и единственный оранжевый лак для серийной модели в истории автомобилестроения. В сочетании с грунтовым покрытием другого тона он дает более глубокие и яркие оттенок и насыщенность. «В том, что касается цветных лаков, мы всегда шли в авангарде, как в случае с Flame Red, — вспоминает Рафаэль. — Мне хотелось понять, как сделать примерно то же, а может, и лучше, для следующей модели, при этом предложив нечто оригинальное».


Классический цвет Renault в последние 10 лет, Rouge Flamme, по-прежнему используется в современных моделях, таких как новый Mégane E-TECH Electric.

Сложность состоит в том, что не все цвета подходят ко всем типам кузовов и силуэтам. На кузов с широкими скругленными формами, как у Clio, хорошо ложится энергичный, насыщенный Flame Red. А «металлик» с оттенками серого, например Shale Grey, лучше смотрится на автомобиле с более четкими линиями, таком как новый Megane E-TECH Electric


Рафаэль наносит финальную версию краски на масштабную модель 1:1

Наконец, более изысканные или широко признанные цвета легче сочетать с другими автомобильными формами. Одним из них является Midnight Blue. Он используется для нового Megane E-TECH Electric, ZOE, а также Espace, который водит президент Франции.

Orange Valencia на Clio пятого поколенияShale Grey на новом Mégane E-TECH Electric Midnight Blue на ZOE

ЦВЕТ — ВИД НА ГРАНИ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ?

«Последние десять лет я создаю очень насыщенные и живые оттенки. Цвета, которые бросаются в глаза, — говорит Рафаэль. Я фанат красок. Чем меньше черного, белого и серого, тем лучше. Мне бы хотелось видеть больше ярких цветов на дорогах. Однако сегодня мир стремится к однообразию».

Опрос, проведенный год назад компанией Axalta (производитель автокрасок), подтвердил, что сегодня вариативность оттенков снижается. Согласно исследованию, 81% автомобилей во всем мире белые (38 %), черные (19%) или серые (15%). Производителям нравятся эти цвета, потому что они относительно дешевые в производстве. «Некоторые из них используются уже очень давно и будут использоваться дальше. Возьмите, например, Renault White: ему больше 30 лет!», — говорит Рафаэль.

Цветовые гаммы, предлагаемые производителями, становятся все у́же, однако кое-где традиционно сопротивляются «нейтральным оттенкам». Например, в Индии любят и не боятся использовать яркие тона. В 2020 году Renault представила шоу-кар Kiger, который предвосхитил новую модель, ориентированную на индийский рынок. Специально для этой модели был разработан уникальный цвет Aurora Borealis, который выглядит по-разному в зависимости от освещенности и угла взгляда. В нем сочетались сине-пурпурные акценты с неоново-зелеными элементами.


Шоу-кар Renault Kiger, предназначенный для индийского рынка, в уникальном цвете Aurora Borealis

Главный дизайнер Renault по цветам и материалам, Франсуа Фарион, отметил, что «у Renault есть уникальное преимущество, так как компания предлагает намного больше оттенков, чем в среднем по рынку. Мы продаем примерно на 10% больше «цветных» моделей, чем конкуренты».

Не так давно у колористов было модно создавать кросс-цвета, предназначенные для разных брендов в Группе. Сегодня каждый оттенок является эксклюзивным для конкретного производителя, а иногда — и для конкретной модели. У каждого бренда свой стиль, свой уникальный визуальный язык. «Dacia — единственная компания с оттенками зеленого, ее гамма позаимствована у природы, — говорит Рафаэль. — А у Alpine доминирующим является синий, и мы постоянно придумываем для него новые варианты».

Что касается Renault, то «сейчас мы работаем над очень востребованными оттенками, — говорит Рафаэль. — Мы оставляем некоторые цвета с определенной степенью насыщенности, а также ищем более изысканные тона, иногда даже с «металлическим» эффектом. Мы стремимся к более богатой и глубокой гамме».


Источник: media.renaultgroup.com